Радость крымского лета



Радость крымского лета


Соня была крымчанкой и очень этим гордилась. Выросшая в маленьком поселку Любимовка, недалеко от Севастополя, она, с детских лет, казалось, впитала в себя все тепло этого полуострова, забрала в свою душу все крымское солнце и нежность морского бриза.


Так распорядилась судьба, что Крым ей пришлось покинуть и переехать в далеко не солнечный Петербург. Своим именем Соня была обязана своей землячке Софье Перовской, революционерке и бунтарке. Это в честь ее родители назвали девочку Софьей. Их домик там, в Любимовке, в котором живут ее престарелые родители, затерявшийся в зелени садов, находился рядом с бывшей усадьбой Перовских.


Детство. Ее жаркое крымское детство, как нереально далеко оно сейчас. Но Соня помнила его, помнила все до самых мелочей. Родители работали на винодельческом заводе, расположенном в бывшей усадьбе Перовских, и она, Соня, была предоставлена сама себе. Все лето она со сверстниками проводила на море: они купались, загорали и ловили крабов. За лето Соня успевала так загореть, что выглядела, как маленькая бронзовая статуэтка. В сентябре, в начале учебного года старшеклассников посылали на уборку винограда в помощь хозяйству. На всю свою жизнь Соня впитала запах виноградной лозы и вкус спелого винограда. Огромные площади виноградников, расположенные на склонах крымских гор, растягивались на многие километры. Километры бесконечно длинных рядов виноградных лоз с висящими на них огромными кистями янтарных ягод, похожих на большущие капли, наполненные солнечным светом. Эти детские воспоминания Соня хранила, как хранят первые записки с признанием в любви, как берегут старые детские фотографии.


Третий день в Питере шел проливной дождь. Под спасительным зонтом Соня спешила на работу, мысленно ругая дождь и вечную питерскую сырость. «А дома сейчас жарко, и уже созрел виноград», ностальгическая мысль промелькнула в Сониной голове и ей, как никогда, захотелось в Крым, в старенький родительский дом, к теплому морю. От этой тоски спасти может только отпуск, который, по всей вероятности, шеф ей не даст, потому, что в отпуск она должна идти в ноябре. Уже третий год кряду Соне отпуск выпадал или ранней весной, или поздней осенью. «Все. Сегодня пойду к шефу, и буду выбивать отпуск, вплоть до увольнения, если не пустит», - решила Соня.


К шефу она попала только во второй половине дня. Зайдя в кабинет, Соня «пошла в атаку». В эти минуты она почувствовала себя такой же бунтаркой, какой была ее землячка и тезка Софья Перовская. Она долго с горячностью говорила шефу, что в отпуск попадает в самое неподходящее время года, что она «пашет, как лошадь», и все такое. Шеф сидел и молча слушал Соню. Когда она закончила свою тираду, он приветливо улыбнулся и сказал: «Софья Ивановна, какие проблемы – я думал, что Вас это устраивает. Вы ведь никогда не обращались с этим вопросом. Пишите заявление – и с Богом». Получив отпускные, Соня была приятно удивлена: шеф подписал ей приличную премию «на оздоровление». «Нет, шеф все-таки человек необыкновенный», - подумала Соня.


Из отпуска она вернулась с прекрасным крымским загаром, с огромной корзиной винограда и крымским, их любимовским, вином. Она решила обязательно угостить шефа этими дарами ее родного Крыма, но сделать ей это хотелось изысканно и красиво.


На ее новоселье друзья вскладчину купили ей круглый с чернением серебряный поднос с изображением виноградной лозы, который так и назывался – «Виноградная лоза». Поднос был не из дешевых, и Соня никогда им не пользовалась, так, в коробке, он и лежал. Она не задумываясь, достала поднос и поехала на работу. В кабинет шефа она вошла с серебряным подносом в руках, на котором лежали сочные и душистые кисти винограда. «Наш, крымский - пробуйте», - сказала Соня, и, поставив поднос на стол, вышла из кабинета.


Серебряный поднос «Виноградная лоза» – необыкновенный подарок из серебра, всегда актуальный, благодаря которому можно выразить свое уважение, поднося на нем прекрасные дары.